«Если душа родилась крылатой...»

Гольденберг Михаэль. СТИХИ СТРАННИКА - 2012

 

 

 **
Это солнце белесым прозрачным пятном,
Этим утром укрыто такими песками,
Что не можешь спокойно смотреть на него,
И оно холодит, а не греет, не плавит.
Никому не скажу, но полсвета пройдя,
Нахожу в этом новую, давнюю память.
Но тогда я впервые увидел тебя...
И тогда я так бредил шальными глазами.
Что сегодня способен узнать этот взгляд,
В каждой девочке, мимо меня проходящей.
Твой  испанский. Когда это было, когда?
Все случайно, лишь  мир… бред куда-то летящий.

30.04.2012.

***
Послушай, Ага, 
ты совсем уже сед.
Ты помнишь, 
как дед твой когда-то,
Твой, седобородый, 
лежал на земле,
Шептал, 
что есть Храм у заката…
Послушай, 
Ага, 
ведь не просто слова.
Ты помнишь, 
как дед твой когда-то,
Читал тебе "Шма", 
и кричал тебе вслед,
Что вышел ты в путь 
без возврата...
Что ты как песчинка, 
исчезнешь вдали,
И род твой на этом прервется.
С другими сомкнется, 
ты будешь в чалме.
И смуглым ты станешь от солнца.
И странное дело, 
тебе иногда,
Спросонья, 
мерещится что-то,
Что где-то есть дом, 
где всегда тебя ждет,
На праздник Царица-суббота.
Что есть этот дом 
с отболевшей душой,
В котором отец твой когда-то
Коня, торопя, 
уезжал под серпом
Зеленого грозного флага.
В строю этих войск 
ты прожил свои дни,
И разные видел закаты
И в схватках 
пропали из памяти все,
Что были с тобою когда-то.
А память 
бежит босиком по земле
В полон твою мать уводили.
Вернувшись, 
отец, прочитал себе "Шма"
И конь его скрылся в пустыне.
Послушай, 
Ага, 
ты неведомо стар.
Тебе, 
не вернуться обратно.
Но губы три раза читают на дню:
- И «Шма!», 
и про дом, 
где когда-то…

2001-2012/26/04

 

**

Как везли казаки из похода,

Воротясь в родимую страну –

Кто турчанку, лунный лик Востока.

Кто рыжеволосую княжну.

Слаще всех была добыча эта.

Мимо дома шли, предав родню.

В край,  у моря,  где живут иначе…

Мимо гор, где Терек рвет волну.

Черных глаз огромные маслины.

Белых рук отрава и волшба,

Грудь прохладна, и такая нега,

Что другой не встретишь никогда.

Полонянки плакали не долго,

Но когда вставали поутру –

Говорили: - Шма!» - и жили строго.

И себя хранили и семью.

Но рассказ о том, как дед «турчанку»,

Вез в обозе в дальние края –

Часть легенды, но какие внуки…

Прелесть!

Словно молодость твоя.

27.04.2012.

 

**

Словно кто-то тихо дышит,

Словно нежностью колышет,

Эти своды, эти горы,

Эти лунные просторы,

Этой ночи озаренье,

Птицы крик: - Ты где? Скорее

Возвращайся в дом, любимый!

Чтобы я тебя любила...

Это сонный карандаш,

Словно бусинки на нитку

Тянет строчку

И навскидку, шепчет:

- Что пропал кураж…

И какими-то штрихами,

Извлекая из глубин,

Вдруг мелодией ошпарит,

Как одарит, как обманет,

Словно случай,

Или ключик,

Где-то слово обронил.

 

26.04.2012

 

 

 

**
Говорю я с тобой, говорю.

И хотел бы, чтоб ты отозвалась.

Это вроде бы грустная малость.

Знать, как нежно тебя я люблю.


Все напрасно, ведь ты не о том -

И мечтаешь, и бредишь, и ходишь.

Говоришь мне, что после меня -

Лишь Пустыня, и душу тревожишь.



И уже ничего не хочу.

И уже ничего не желаю.

Но с чего же так нежно люблю?

Что когда обниму, искусаю.

 

И замрешь, напряженно во мне.

И уснешь, на плече до рассвета.

Вот весна убежала во сне.

И пришло настоящее лето.


30.04. 2012

 

 

**

Не делись одиночеством, все оставь на потом

Не давай этим строкам, покидать светлый дом.

Напиши мне три строчки, или лучше одну.

- Я совсем не скучаю! Ну, а к ужину жду!

А придешь, я не стану говорить, укорять.

Простынею укроюсь, стану ждать и гадать:

- Ты совсем изменился, и не помнишь меня?

Или, где-то влюбился, и тогда не судьба

Дальше думать не буду, но пока подожду...

И узнаю ответ свой, когда обниму.

30.04. 2012

 

**

Перемены, перемены,

перемены на земле.

Страхи, плачи, и измены

в майских праздниках проблемы,

как в холодном,

как в замерзшем,

с драбаданом феврале.

А когда влюбляться станешь,

в эту сказку,

в эту ложь,

то себя ведь не обманешь,

вдруг поймешь,

что что-то знаешь,

и с бессонницей уснешь.

1.05.2012

 

**

Тихой тенью, может с ленью,

полумраке, по углам

Бродят тени - привиденья,

им не спится, их мотает,

Не хандра, и не туман.

А неясное сомненье, и какие-то слова.

Просто это наважденье,

в белом платье у окна.

Просто это растоянье,

потому что рядом нет

Тех, кто близок, тех, кто нужен.

Тех, кому кричишь вослед:

- Оглянитесь!

Вот вам светит одинокая свеча.

Чтобы Вам теплее стало,

чтобы Вас и там достала

Светлая любовь моя…

И молчанье, остыванье,

за окном скользнул рассвет.

Птичье пенье,

узнаванье,

осязанье,

привыканье

К строчкам,

что пришли в ответ.

 

3.05. 2012 

 

**
Звали, звали, званную,
Звали, как желанную.
Звали, прибирались,
Песню завели.

Где же, где ты ходишь?
Что ты не находишь,
Тот порог, где ждут тебя...
Дом, где рядом  мы?

Где мы все из прошлого.
Прошлого, хорошего.
В этом настоящем
Бредим без любви.

Где ты, где ты ходишь? 
Что же не заходишь.
В дом, где сохранились
Сказочные сны.

6.05. 2012

 

**
Лишь выйду из дому,
И строчки под ноги метнутся.
Как будто котята, 
Что в душу хотят проползти.
Такой изумрудной,
Такой изумительно нежной,
Еще не встречал я,
На нашем пороге весны.
12.05.2012

 

**
И доверчиво лоно открыв
Ты застенчива смотришь в глаза.
А в душе, этот старый мотив.
Это можно, а это нельзя.
И целуя скрещения ног,
От пупка начинаю подъем.
И никто нас на свете не ждет.
И оставлено все напотом.
Этот миг, не уходит в зачет, 
Только он называется жизнь.
Лишь она, среди смуты спасет.
И она тебе скажет: - Женись!
И, доверчиво, шею обняв,
Тихо стонешь, и смотришь в глаза.
Это самые сладкие дни.
Это самая вкусная мгла.
14.05. 2012 

 

**
Кровь выбирает кровь!
Тянется к ней, внимая.
В ней свой соленый вкус
- Эта душа родная!
Цвет её – тоже знак.
Я-то об этом знаю.
Запах – такой пустяк –
Вечность меня пытает.
И не смывай свой пот,
Дай прикоснуться к коже.
Вот от чего восторг.
Мы ведь с тобой похожи.
Словно сестра и брат.
Жуткое узнаванье.
И не гляди назад…
Мы ведь иного званья.
22.05.2012

 

 

**

Дорогие хасиды Америки?

Иудеи? Иль только еврейчики?

Вместе с пейсами, и тфилинами,

гетто сделали с магазинами,

и создали себе религию,

и Машиаха объявили,

чтобы только сидеть жирея,

Об Израиле не вспоминая,

А иначе свернется шея,

Когда ноги о вас вытирают...

Бедный ребе!

Забыл урок!

Не послал Вас всех в Палестину,

чтобы там вы детей родили,

чтобы там, вы их всех растили.

На земле,

со времен Ханаана,

что зовет тебя словно мама,

к нам под стены Иерусалима.

К нам, где небо бездонно сине

Чтобы был ты всем другом и братом,

и порою спал с автоматом,

так как предки твои, что были,

чистым пламенем нашей силы.

Но тебе по нраву Америка,

и ты смотришь с чужого берега,

как живет здесь народ ИзраилЯ,

без тебя, тебя вспоминая.

Не приедешь, не плачь,

мы не вспомним,

ты уже не еврей, а гоблин...

Где-то в предках. где иудеи.

Вот они то скорбят о потере.

А тебе: пиво, секс и забота,

как продать нас и заработать.

И ты ищешь, кто даст тебе больше.

9 грамм

все намного проще,

и увидишь ты, в страхе немея,

в себе негра,  не иудея.

25.05.2012

 

**
Удивляются все, отчего мои дети поют?
Этот папа им музыку с самого детства крутил.
И потом рисовал, и таскал сквозь леса и поля.
Оказалось, навеки собой заразил.

И теперь его внуки по скалам спускаются вниз.
И ночуют в палатках, как будто бацилла взяла.
И поют и танцуют, а я говорю не беда.
И сбегаю с рассветом, удод обещал мне сюрприз.
27.05.2012

 

**

Тени, блики, полутени

Мрак, зеленая трава.

Ходит кремовая горлица,

Молча смотрит на меня.

 

Так кончается зеленый

Май, веселый и хмельной…

Эвкалипта лист сушенный

Крутится на мостовой.

 

И никто не скажет, где я?

Здесь ли, или где-то там.

Очарованный  немею,

Я, внимая небесам.

25.05. 2012

 

**

Не обижайся на меня,

уже уставшего от боли,

что не могу спасти тебя

и видимо себя тем боле.

Не обижайся, что живу,

так далеко, на той планете,

где только солнце и песок,

и кровь ржавеет черным цветом.

И на границе под обстрел –

патруль попал, и там убило –

солдата, старшего в семье.

Он  дома самым был любимым.

Не обижайся на меня,

его я имени не ведал.

Но позвонил потом сосед,

сказал: - Племянник! Я обедал...

 Стакан холодного вина я выпил,

как же это близко...

И боль его, и боль моя!

Её не описали в книжках.

Не обижайся на меня,

здесь слов любви не повторяют.

Однажды произносят их.

Однажды с этим умирают.

И остается эта жизнь,

полна таинственного света.

И остаемся где-то мы,

бессонные бойцы резерва.

Не обижайся на меня.

Ценю я время по иному.

Я знаю, что люблю тебя.

Но все не соберусь в дорогу...

И не дописаны слова,

и как-то скомкано прощанье.

Ты знаешь, я люблю тебя!

Но все признанья – к расставаньям.

2.06. 2012
 

** 
Я спал под елью, на снегу, 

Под  бок улегся волк. 

И мне казалось это сон, 

но снег все шел и шел. 

И засыпало мир вокруг, 

и все накрыла тьма. 

Но волк толкал, 

дышал в лицо, и лапой бил меня. 

Когда я руку протянул, 

сгоняя весь мираж... 

Он руку мне лизнул, 

куснул, без крови, - встань сейчас! 

И я присел, и я привстал, 

пригрошню снега я рот. 

И я сказал ему: 

- Пошли! Пока нас кто-то ждет! 

А у зимовья я упал, 

но громко лаял пес. 

И волку я сказал: 

- Прощай! Ты лучше всех! 

И в нос –

сухарь я сунул, и отдал. 

И он его унес. 

И часто я потом его 

встречал в тайге, он шел

То сбоку тенью,

то вдали,

когда сидел с костром.

Я открывал глаза,

И мы

Сидели обнявшись…

И это, помниться, была

Совсем другая жизнь.

1978-3.06.2012

 

**

Ты играешь?

Ты на сцене?

Как ты хочешь перемены.

Не везде, а только в мире,

Что в твоей душе,

Впритирку,  

с телом собственным в обнимку.

Или может быть не так:

- Как достать тебя, чудак!

Чтобы ты меня увидел!

Глянул, обнял, не обидел.

На колени посадил,

и собою усыпил.

- Нет!

И это все не так!

Есть Любовь,

А он ДУРАК!!!

Солнце ходит и заходит.

Мой любимый не приходит.

Где-то, черте знает где,

Стрижет волосы Луне,

Водит с Солнцем разговоры,

И спасает целый свет.

Но меня с ним рядом нет...

6.06. 2012

 

**
Уходит стихотворный век, Уходит, оглянувшись, слабо...
Дорога, хлеб, ночлег и бред, и сны, где вечность куковала...
И несколько уставших строк, и несколько хмельных, летящих.
Которых не дождались в срок, иль потеряли в настоящем.
И всё, такая круговерть и чехарда, что смысла нету -
Твердить, кого убил тот бег, и звон прошедший, лист опавший.
И только старый хроникер, оставит пару слов в бумаге...
Чтобы потом, потом, потом - узнать, кого мы потеряли.
12.06. 2012

 

 

**

Если вдруг и пропал,

то, наверное, только в дороге.

Познавая её, и себя, и обычную жизнь.

Объясняясь в любви, и в понятиях,

И, невозможно. Обещая,

Что все, еще только, дружок, предстоит.

20.06. 2012

 

**
О, жизнь,
сладчайшее вино!
Тобой мне вечность не напиться.
И я открыл,
что мне дано...
Вернувшись,
снова повториться.
Покоя нет!
А есть Судьба...
Дорога,
вечная тревога.
Когда я буду,
то тебя -
Найду у своего порога.
26.06. 2012

 

 

**
Пусть в кроне уснут облака.
А ноги в зеленой траве.
И ходит по свету весна,
Раздетая, в снах, по земле.
И странно, но с синих небес -
Плывут над землей голоса.
Мой рыжий, и солнечный бес...
Ты смотришь опять мне в глаза.

28.06. 2012

 

 

 

**

Опять над землею жара.

Спекается воздух, и лес

Плывет, и хвоинки летят,

От суши, светясь в серебре.

И где-то смеется душа.

Она здесь когда-то была.

И все узнаваемо просто.

Сейчас я увижу тебя.

29.06. 2012

 

 

 

**
И со сна я молитву свою прошепчу.
И умоюсь, холодной водою дождя.
И к тебе, ещё спящей, губами прильну.
И коснусь, обжигаясь, желанием дня.
И никто не найдет нас на этой земле.
И не в силах мы будем ладони разнять.
Каждый пальчик, волнуясь, губами от ног
И до губ, тебя всю, я начну целовать.
И когда ты сквозь дрему начнешь отвечать
Мы начнем этот пир, так, что с синих небес
Будут звезды ночные смотреть сквозь стекло.
Понимая, насколько божественность есть.
Поцелуи мои на руках и плечах,
На спине и на шее, и словно с ума…
Мы, такие шальные, светясь в темноте,
Засыпаем с тобою опять до утра.
И звериная кожа бессонных страстей
Начинает немного уже остывать.
Но со сна я молитву свою прошепчу.
И начну тебя вновь целовать.
30.06.2012

 

 

**
Эта птица, что ночью кричит.
Забывает, о чем она плачет.
И зовет, и куда-то спешит
И тревога её, что-то значит.
Я спешу распознать её речь
Будто что-то вот-вот потеряю.
Все мне кажется, что я один.
Её голос в ночи различаю.
Сохрани мою странную боль.
И гортанью идущее пламя.
Если мне не дано уберечь
Кто же сможет? Уже и не знаю.
Если мне не дано написать
Сокровенное слово рассвета.
Никогда не поймешь, что закат
Жил, как солнце, на краешке лета.
15.07.2012.

 

 

**
Ты не спрашивай меня никогда…
Для кого пишу стихи я?
Для себя?
Все равно я не признаюсь.
Даже слова не скажу
Потому что, удивительно люблю!
Есть единственная в мире у меня.
Даже ей я не скажу, чтобы она
Век гадала, ревновала.
Ничего не забывала.
И стареть, при мне не смела.
А любила, как умела.
Я всю жизнь о том молился.
Для того на свет родился.
Чтобы с этой половинкой,
Жизнь текла.
31.07.2012

 

⇐ Вернутся назад