«Если душа родилась крылатой...»

Вера Астахова. ЭТО НАДО – ЖИВЫМ

Вера Астахова

 

ЭТО НАДО – ЖИВЫМ!


Хочу рассказать о произошедшем событии,  в котором  я почувствовала себя почтальоном военно-полевой почты. Мне посчастливилось доставить через 73 года (!) сразу двум семьям, наследникам боевой славы отцов, письма прямо из боя грандиозной  Сталинградской Битвы.   


 С моей подругой Ирой Шухман мы дружим с детства. Её семья была моей второй семьёй, настолько радушно они принимали меня у себя,  как родную. В их семье я прониклась любовью к их семейным традициям, к тому, как они доброжелательно относились друг к другу, к чужим людям и миру вообще.  Наши с ней отцы воевали на фронтах Великой Отечественной войны, и мы с ней, окружённые воспоминаниями наших отцов, дыша воздухом подвига нашего народа, как обычным

явлением,  и тем, недалеко ушедшем военным временем, часто выступали вместе в концертах и в два голоса читали со сцены наизусть весь  «Реквием» Роберта Рождественского.

«Вечная слава героям!...

Слава героям!

Слава!....

Но зачем она им,

Эта слава, - мёртвым?

Для чего она им,

Эта слава, - павшим?

Всё живое - спасшим.

Себя – не спасшим….

Вспомним всех поимённо,

Горем вспомним своим...

Это нужно - не мёртвым!

Это надо - живым!».


 Ирина Седмиградская (Шухман) и Вера Астахова (Колубова) - 
 после концерта, г. Молочанск, 9 мая 1965 г.
Наши папы сидели в зале, слушали, в их глазах блестели слёзы. 
 

Мой папа, Колубов Павел Максимович, ушёл из жизни в 1977 г..Папа Иры, Шухман Григорий Яковлевич, совсем недавно - в 2013 г.. Я очень любила своего папу, но сейчас о папе Иры.

 

Каким хорошим, умным, добрым, порядочным он был. Чудо - человек! Я его очень любила! Это - образец настоящего отца,  мужа и мужчины! Он был очень семейный человек, безумно любящий своих жену и детей. С сыном Витей много занимался, на равных разбирая какие-то сложные математические задачки или формулы, то и дело, подсовывая ему интересные книги: то «Живую математику», то «Занимательную физику», то, не стесняясь, читал ему вслух мудрые притчи, пока мы с Ирой были заняты своими девичьими заботами и краем уха подслушивали, что он читает. Это у них был такой «мужской разговор», его голос до си пор доносится до моего внутреннего слуха. То, обняв детей, красиво пел украинские мелодичные песни, а к его детям он причислял и меня. То шёл в ванную закалять Иру, обливая холодной водой. Ира визжала от удовольствия. А как они с  женой - Кларой Исааковной любили друг друга – не передать.

 

 

                                Шухман Григорий Яковлевич и его жена Клара Исааковна.

 

Их просто невозможно было представить себе порознь - всегда и везде они были вместе: и на кухне, и на велосипедных  прогулках, и зимой в проруби Днепра вместе с «моржами», и в дальних походах. Когда она умерла, он был безутешен в своём горе и однажды завёл заветную тетрадочку для стихов, посвящённых ей, и под обложку вложил записочки, где  были подсчитаны каждый счастливый день и час их жизни. Совсем чуть-чуть до золотой свадьбы не дотянули.

 

 Об их семье можно рассказывать долго и много.

Ира с родителями и братом ещё в 1990-х уехала жить в Израиль, но дружба наша продолжается до сих пор. Часто общаемся по Скайпу, посылаем друг другу тёплые письма.

И вот, неожиданно, я получаю такое письмо: «Верочка, я просматривала твой сайт: http://m-tsvetaeva.org «Музей Марины Цветаевой», зашла в раздел «Дарители» и вдруг увидела знакомую фамилию:

Росляков Юрий Дмитриевич – г.Запорожье, Украина и Рослякова Тамара Александровна – г. Феодосия, Крым.

У меня дрогнуло сердце и запело в груди. Неужели? Неужели я нашла после долгих 70-ти лет поисков папиного фронтового  однополчанина?

Дело в том, что мой папа на фронте защищал Сталинград, вместе с ним служил Росляков. Этот Росляков погиб вместо моего папы, и он всегда вспоминал о нём, за каждым праздничным столом наливал стопку ему, клал на неё кусочек хлеба и, в тысячный раз, повторив его фамилию, выпивал свою рюмочку за него. Папа не знал ни его имени, ни откуда он родом.

Сначала он, а потом и мы с братом, искали его родственников повсюду, чтобы рассказать им, как погиб их родной человек – герой,  и где захоронен. Искали и в военных архивах, и в музеях боевой славы,  а папа спрашивал при встречах и в переписке своих сослуживцев, которых разыскал после войны. Многих нашёл, а родных Рослякова - не нашёл. Мой брат, Витя, написал стихотворение, посвящённое отцу и в память этого солдата Рослякова и зачитывал его после папиного тоста. Высылаю этот стих тебе. Папа служил в артиллерии. Папа был номером первым, а Росляков – второй. Когда был ночной развод, Росляков прыгнул в папин окоп, а папа пошёл дальше – в окоп Рослякова. И как только они с разводным отошли, снаряд попал в окоп папы и Росляков погиб у него на глазах, а папу контузило. Он всю жизнь говорил, что живет за Рослякова. Сначала папа, а потом и мы с братом, искали повсюду родственников этого Рослякова. Хотелось, чтобы они знали о том, как погиб их родной человек, как он улыбался  и  какими были последние минуты его жизни.  Искали мы  в военных архивах,  в музеях боевой славы,   папа расспрашивал при встречах и в переписке своих сослуживцев. Но, не зная имени бойца, найти его родственников, оказалось не возможно. Может быть, эти люди - потомки папиного Рослякова?..».

 

 Шухман Виктор Григорьевич

 ***

                         Посвящается отцу.

 

Склоняется солнце к закату.

Проходят года чередой.

Да, был я когда-то солдатом,

Солдатом Второй мировой! 


Мальчишкой ушастым, безусым

Попал в Сталинград я зимой.

Морозы под сорок и стужа,

И был это сорок второй.

 

Военное счастье – задача –

Не знаешь, что будет с тобой,

Тот выбрал окоп неудачно,

А я вот остался живой.

 

 

На фронте по-всякому было,

И разное было со мной.

Есть под Сталинградом могила

В степи, что с ковыльной травой.

 

Был пост – два окопа при пушках.

Я – первый, он – номер второй.

 Я первый окоп должен занять,

А он, Росляков, - тот, другой.

 

Тот дальний, что метров за сорок,

А он, он нахальный был тип,

Он в первый окоп тот рванулся

И вот потому и погиб!

 

Он прыгнул в окоп и остался,

Я спорить с ним  даже не стал,

Он хитро стоял, улыбался,

А я ничего не сказал.

 

Пошёл. Занял пост. Осмотрелся.

Рвануло минут через пять.

Я вспомнил о первом окопе –

И к Рослякову бежать.

 

Потом было в жизни их столько?!

Был Харьков, был Львов, был Берлин.

Есть веры разного толка

А  Бог, вот, уж верно, - один.

 

Историю эту когда-то

Мне в детстве отец рассказал.

Рассказывал мне он и плакал.

А я, его сын, записал. 

  

Это же надо, какое совпадение, Юрий Дмитриевич – друг нашей семьи, а Тамара Александровна – его мама, недавно ушедшая из жизни. Я представила себе, как Ира переволновалась, когда она увидела эту фамилию, ведь сначала её папа, а потом они с братом - разыскивали  солдата, который шагнул в окоп вместо её папы. Семь  десятилетий искали!

А совсем недавно, внук Иры, правнук Григория Яковлевича  – Дэвид, когда все собрались за столом, заявил: «Если вы, бабушка и дедушка,  не найдёте родных Рослякова, то его буду искать я, пока не найду. А если и я не найду, детям своим завещать буду. Не должно быть безымянных героев!».

  

 Правнук Григория Яковлевича –

 Дэвид, уже получил паспорт.

 

Я позвонила  Юрию Дмитриевичу и услышала, что его родной дядя Росляков Роман Федорович воевал под Сталинградом и там погиб. Я начала поиск по различным архивам Министерства обороны и на всевозможных сайтах и нашла документы, подтверждающие: Росляков Роман Федорович воевал  в той же, 343 стрелковой дивизии, что и Шухман Григорий Яковлевич - под Орловкой недалеко от Сталинграда. Когда я всё это выяснила, у меня мурашки по коже побежали, я заплакала. К сожалению, до этих событий, немного не дожил сам Григорий Яковлевич, он умер недавно - в 2013-м.

 

 

 Юрий Дмитриевич прислал мне фотографию семьи Росляковых. 

На фото слева направо:

Росляков Дмитрий Фёдорович - родной брат Романа Фёдоровича и отец Юрия Дмитритевича, 

мать Романа и Дмитрия Росляковых - Дарья Ануфриевна,  

жена Романа Федоровича -  Татьяна Алексеевна

и их сын - 17-летний  Вячеслав Романович, погибший в 1945 году.  

К сожалению фото самого Романа Фёдоровича не сохранилось. 

 

 Я не устаю повторять, что там, где Марина Цветаева, всегда существует мистика.  Этот случай, когда с помощью моего сайта люди находят друг друга – далеко не первый, и  я поняла, что хотя бы только ради этого – такого случая – стоило создавать сайт!

 Оказалось, что Роман Федорович, не смотря на то, что у него на Тульском оружейном заводе, где он работал, была бронь, ушёл на фронт добровольцем вслед за своим единственным 17-летним, призванным на фронт, сыном Вячеславом.  

Погибли оба, светлая им память!

                                     

 Вячеслав Романович Росляков

 Отец погиб 28 января 1943г. за 3 дня до освобождения Сталинграда, сын погиб почти в один и тот же день с отцом - 29 января, только в другом, победном 1945 году, за 3 месяца до окончания войны.




 

Я искала документы во множестве разных архивов, на всех троих: на Романа Фёдоровича и Вячеслава Росляковых и на Шухмана Григория Яковлевича, очень много нашла интереснейших артефактов, отправила Ирине и Юрию. Ира пересмотрела все архивы отца, обнаружила уникальные свидетельства того времени: награды,  фотографии, письма, газеты. И очень сожалела, что не посмотрела мой сайт раньше, когда отец был ещё жив.

 

 Я нашла фото братской могилы в с. Орловка под Сталинградом, где похоронен Росляков-старший,

а так же нашла  2 видеоролика, а в них - в День Победы к этой могиле  пришли взрослые и дети почтить память погибших.

https://www.youtube.com/watch?v=8JC5BOhDjWQ    и   https://www.youtube.com/watch?v=jdbUyYXRdo4 

 

 


 Я смотрела их и ревела взахлёб, и ещё вспоминала рассказы своего папы, вернувшегося с войны инвалидом. И самое главное для нас, что в ролике я увидела - на одной из многих гранитных плит  написана фамилия - Росляков.  


 

Ирина и  Юрий благодарили друг друга, и оба - меня.  Я же, всего лишь выполнила свой долг  перед памятью тех, кому мы обязаны жизнью. Отрадно, что не только Григорий Яковлевич помнил своего Рослякова, но  и вся его семья - дети (сын и дочь), 3 внуков и 7 правнуков разного возраста, а также  все их родственники и даже знакомые - знают и помнят, и молятся о его душе. И за праздничным столом, особенно 2 февраля - в день освобождения Сталинграда и 9 мая - в День Победы поминают в первую очередь Рослякова, но теперь они уже с гордостью будут произносить его полное имя - Росляков Роман Фёдорович! Он стал заочно членом их семьи. Ира мне сказала, что теперь они ещё одного солдата включат в свою молитву – его сына, навсегда оставшегося  юным - Рослякова Вячеслава Романовича! 

 

Григорий Яковлевич воевал за Родину и ещё "за того парня". Прошёл всю войну, освобождая город за городом, был везде – в самом пекле, и Б-г его уберёг – вернулся живым. Он воевал не только под Сталинградом, но и под Харьковом (не только на передовой, но и в партизанском отряде) и в Прохоровке на Курской дуге,  в Белгороде, в Воронеже, в Харцызске, в Полтаве, в Кременчуге, во Львове. Сколько дорог прошёл за двоих солдат, в скольких окопах лежал, сколько друзей потерял, но победил.  

Вручение награды Г.Я. Шухману

Г.Я. Шушман на Параде, в День Победы 9 мая 2008 г. в г. Хайфа, Израиль. 

 И везде бесстрашно  гнал гитлеровцев с родной земли и добивал их в Польше, в Дрездене, в Берлине.

Его грудь заслуженно - вся  в боевых наградах.  Люди живы пока их помнят!

Памяти

       павших

              будьте

                     достойны!

 

 

Шухман Г. Я. второй справа в верхнем ряду на встрече ветеранов в г. Кременчуге, 1988г..

 

Будем помнить! Низкий поклон всем, кто защищал Родину и победил на фронте или в тылу, погиб или остался жив.

Вечная слава героям!...

Слава героям!

Слава!

 

11.12.2015г.

 

 

 

 

 

 

Комментарии (0)





Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: