«Если душа родилась крылатой...»

Мансуров Б. М. Всегда помнить об Анне Саакянц


Друзей Цветаевского мира прошу всегда
помнить об Анне Саакянц - друге Ариадны Эфрон.
Анна Саакянц написала первую в СССР книгу
о жизни и творчестве поэта Марины Цветаевой!
Сегодня 3 марта  ей, ушедшей от нас в 2002 году, исполнилось 85 лет.
Статью об Анне Александровне посылаю с эти письмом.
 Поставьте свечу ее памяти. Такая свеча будет гореть в Храме
Большого Вознесения!
С поклоном. Ваш Борис Мансуров.

 

                        Дочь Армении на цветаевской ниве.

    

  Анна Саакянц (1932 – 2002), талантливый литератор, волею судьбы в 60-х годах ХХ-го столетия стала главным помощником Ариадны Эфрон, дочери Цветаевой, в издании наследия гениального поэта России Марины Цветаевой. Юбилей 120-летия Марины Ивановны отмечал весь Культурный мир в 2012 году.

Анна Александровна вместе с Ариадной много лет продиралась через советскую терновую цензуру к читателю  со стихами «антисоветского» поэта Марины Цветаевой.                     

  Получая окрики, «указания» и удары за эту работу, Саакянц научилась скрывать эмоции и боль, выполняя святую задачу – помогать измученной годами лагерей Ариадне донести до читателей гениальную поэзию и блистательную прозу «Первого поэта ХХ-го века», - определение Нобелевского лауреата поэта Иосифа Бродского, - Марины Цветаевой.  

Анна СаакянцАнна Саакянц.  Фото А.В. Ханакова.

 Саакянц вспоминала, что в первые годы их работы над рукописями Марины Цветаевой (1961-1964) Ариадна была озабочена поиском средств для оказания помощи брошенным в мордовский концлагерь, «любимым женщинам Бориса Пастернака»: Ольге Ивинской и ее дочери Ирине…  Саакянц помогала Ариадне в добывании заказов на переводы, как источника средств на жизнь и лагерные передачи. Символично дружеское стихотворение Ариадны в адрес «красавицы и умницы, Рыжика», - так, любя, Ариадна называла Анечку, - в ответ на усилия Саакянц по поиску заказов на переводы:

                                 Прелестный, Саакянц! Я сражена

                                 Сим проявленьем дружбы без примера.

                                 Вам самому не более нужна

                                 Поэзия великого Мольера,

                                  Чем пижмы – волку,

                                  Соловью – тромбон,

                                  Чем талье – прибавление в объеме!

                                  Но если терпит бедствие Эфрон,

                                  Наш верный Саакянц уже на стреме!

                                                                          А. Эфрон         

  Зная страхи и осторожность Ариадны, более 15 лет выживавшей в советских концлагерях и ссылке, при работе над наследием Марины Ивановны, Саакянц была откровенной лишь в письмах к человеку, которому абсолютно доверяла. Адресатом писем Саакянц была сотрудница журнала «Литературная Армения» Наталия Гончар.  Опубликовала эти письма  профессор Ереванского университета Татьяна Геворкян, сотрудничавшая с Анной Александровшой  в последние годы жизни Саакянц.  Во вступительной статье к публикации «Спасибо Вам, Анна Саакянц», - Т. Геворкян пишет:

         Самое главное дело своей жизни она успела совершить: в начале 1997 г. вышла в свет ее новая книга о Марине Цветаевой   (вторая книга А. Саакянц «Марина Цветаева. Жизнь и творчество», М., Эллис Лак, 1997 г., первая книга о Марине Цветаевой, автор А.Саакянц, вышла в 1986 г.  – Б.М.).   

      … Почти сорок лет провела Саакянц в повседневном контакте со всепокоряющей, неукротимой поэзией Марины Цветаевой. …В ней была легкость, артистичность, веселая самоирония, неизжитая и в зрелые годы детскость. И еще были «восхитительные руки» - верный признак духовного дворянства. Были и остались до конца.

…В самые последние месяцы, зная уже, что времени у нее в  обрез, готовила к изданию биографию Марины Цветаевой… Последний раз мы виделись с ней в конце октября  2001 года, а последний раз говорили по телефону  26 января 2002 г. Говорили – недолго – о скорой встрече в Москве. 28 января Анны Александровны не стало. Ее отпевали 31 января в церкви на Ордынке ( в Храме святой Екатерины. – Б.М.) и похоронили на кладбище в Щербинке. 

  В 1999 году мы сидели у Анны Александровны в квартирке в Сокольниках и при включенном диктофоне разговаривали обо всем, что могло оказаться общеинтересным.

 

  Говорит Анна Саакянц ( запись Т. Геворкян):

     В 1956 г., сразу после Университета (МГУ), я пришла работать в Гослитиздат,

а в 1957 году НЕ вышел сборник стихов Цветаевой ( символично то, что в 1957 г. также НЕ вышел сборник стихов Бориса Пастернака. - Б.М.), который готовила ее дочь Ариадна Эфрон… Когда в издательстве снова замаячил сборник Цветаевой, я сам напросилась на участие в нем. Тогда и познакомилась с Ариадной Сергеевной…

Это была высокая, статная, загорелая женщина. Очень интересная: седые волосы, подобранные в высокую прическу, металлические зубы, придававшие ослепительность ее чертам, грома-адные выпуклые серо-зеленые глаза…Но самое главное от нее впечатление – она завораживала…  Мы с ней стали готовить сборник Цветаевой, который вышел в 1961 г. ( символично, что в 1961 г. вышел и сборник стихов Пастернака. – Б.М.)…

…В комиссию по наследию Цветаевой она меня втолкнула – «Обязательно Вы должны там быть!» Встреча с Ариадной Сергеевной была самая моя главная встреча, ибо главное в моей жизни сделала она…В середине 60-х я, благодаря Ариадне Сергеевне, познакомилась с Наталией Гончар.

Мы с ней сошлись сразу же, стали переписываться, готовить вместе цветаевские публикации в «Литературной Армении»… И вот 1968 год. Осень. Я в первый раз в Ереване… И мне так жалко стало своего папу, потому что он никогда не был в Армении… Это Наташа Гончар вдохнула в меня чувство родины, моих армянских предков

 

  Вспоминает Наталия Гончар:

 Сколько раз много лет я бралась за перо, чтобы на листочках письма поговорить по душам с родным мне человеком, другом, с Анной Александровной – Аней Саакянц... И вот теперь с 70-летием ее уже не поздравить ( А.Саакянц умерла 28 января 2002 г., за месяц до своего 70-летия – Б.М.)… Ей дал «имя» мир русской литературы…

Одно только то, чем и как послужила она «возвращению» и пониманию Марины Цветаевой, дорогого стоит.  

 На снимке: Юбилейное собрание в честь 10-летия Александровского музея

Марины Цвтаевой, проходившее в зале Литмузея г. Москвы, в Трубниковском переулке.

В первом ряду Анна Саакянц ( в светлой кофте). Рядом с ней Наталия Гончар и Лев Мнухин.

Фото Б.Мансурова.

 

 

  Письма Анны Саакянц к Ниталии Гончар

...«Историю одного посвяще­ния» я получила, спасибо. К сожа­лению, этот экземпляр очень не­важных качеств...  Я очень прошу Вас выслать хороший на мой адрес (Ариадна Сергеевна мо­жет застрять в Тарусе). Примечания, разумеется, тоже присылайте. А когда ожидает­ся верстка?.. 19.11.65 г.

Огромное мерси за первый но­мер. Это - нам большая радость, а вы - молодцы (Вы - молодец). По-моему, дивный номер Мандельштама. Ах, как жаль, что МЦ не была в Армении, а только в Кокте­беле! На сем закругляюсь и лихора­дочно жду первые номера. У Ариадны Сергеев­ны, по-моему, такое же настроение. Она очень радуется № 1, как и я... 23.02.66 г.

 Вышла «Москва» с «Домом у старого Пимена» и никому неизвестным портретом Цветаевой. В самом конце года, надеюсь, вышлю «Мой Пушкин». Как видите - не столько дары, сколько (пока!) - посулы. Наберитесь терпения и ждите. А мы с Ариадной Сергеевной будем ждать «Арме­нию» с Белым (пожалуйста, пришлите нам по экземплярчику, ангел благородства!).

Но Вы знаете, я абсолютно все­рьез собралась в Армению - весною будущего года.   30.04.66 г.

...Цветаева меня душит. Просят все текстов, публикаций (времена изменились!). А мне хочется, нако­нец, тишины и покоя, чтобы сесть и написать что-нибудь порядочное о ней. Доколе все комментировать и публиковать? …  24.03.67 г.

Спасибо большущее за «Армению». Второй экз. оказался безумно кстати. Ариадна Сергеевна послала его той самой красавице Саломее Андрониковой, о которой она так изящно пишет в своей  «Самофракийской победе».  Саломея Николаевна жива, и в свои 80 лет  выглядит 50-летней женщиной. - Порода!.. Ариадна Сергеевна сверхскромна, недовольна этой штукой (речь идет о «Самофракийской победе» - Н.Г.), и с громадным  трудом я у нее выдрала машинопись. Это - совершенно поразитель­но - талантливо, и цены она себе просто не знает. Вот кому следует бросить все и писать свое... 28.5.67 г.

Пребольшущее спасибо Вам за журналы - не нахожу прямо-таки слов благодарности. И восхищения: в печатном тексте рассказ А.С. еще лучше, чем в машинописи. Господи, хоть бы она побольше писала! Она же - большой талант!.. 20.11.68 г.

 

…Я так взволнована, что бедный карандаш помчал стихом безрифменным - не прозой. Простите. Сердце бьется.  Вот пассаж…  С жарким летним прилетом.  А. Саакянц.

  P.С. «Самофракийская победа» - бесподобна. Не так пи? 15.05.67 г.

 Ариадна неважно себя чувствует, к тому же у нее все продолжа­ет тяжело болеть тетка, и это ее j окончательно выбивает из колеи... С МЦ дела неважные - нигде ее сей­час не собираются печатать. В «Ис­кусстве» книга пьес отложена на  неопределенный срок. Орлову влетело в «Правде» oт 17-ro февраля за «Библиотеку поэта» и за статью о МЦ, в частности... 22. 02. 69 г.

   …Следи за «Звездой» №6; на днях выходят воспоминания Ариадны ( будут только в одном номере). …Ариадна изредка пишет, чувствует себя лучше. Волнуется за свои мемуары – и я тоже трясусь, но, говорят, они все же выйдут… У нас в планах замаячила МЦ – 30 листов – но я в это не верю: вряд ли утвердят…  24.06.75 г.

  В начале июля 1975 г. вышла «Звезда» с воспоминаниями Ариадны Эфрон, под названием  «Страницы былого». Анна пишет об этом 12  июля в Тарусу болевшей Ариадне. 17 июля Ариадна шлет Анне из Тарусы, как оказалось, последнее письмо:

       Я прошла десятидневный курс лечения от позвоночных болей ( массаж, инъекции, всяческие лекарства) – девять дней лечения прошли «ничего себе», а на десятый возобновились за здорово живешь…Снимая боль инъекциями новокаина, вызвали

у меня бронхиальную астму, о которой я ранее понятия не имела; это - ужас, что такое. Удушье. И такое протяженное во времени…

Журнала со своими воспоминаниями не видела ( кажется, я одна!). Несмотря на ТРЕХКРАТНУЮ просьбу  о присылке 10 экз. в Тарусу, «Звезда» не прислала ни одного. Выцарапать чегой-то из них нет сил. Я совсем больна. …Относительно того, что «страницы» слишком компактны… Особенно нуждается в раскрытии пастернаковская тема – но, дал бы Бог еще дыхания...

   26 июля 1975 г. Ариадна умирает в Тарусской больнице от очередного инфаркта.

Дико читать из письма как ее лечили от инфаркта МАССАЖЕМ!?!    А. Саакянц потрясена неожиданной смертью Ариадны Сергеевны и сразу бросилась собирать письма и рукописи Ариадны, которые еще не попали в подвалы ЦГАЛИ.

Сама Ариадна еще в 1962 году в письме в концлагерь к Ирине, дочери О. Ивинской, написала, что передаст свой архив в Государственный литературный музей (ГЛМ). Однако, большой объем ее архива из Тарусы изъял ЦГАЛИ. Орган ЦГАЛИ создан при НКВД в 1934 г. для сокрытия и «тихой» продажи за валюту рукописей и предметов искусства тысяч невиновных, талантливых граждан, репрессированных сталинским режимом. Тысячи бесценных рукописей из ЦГАЛИ были тайно проданы зарубеж и «своим» сексотам-собирателям краденого.

  Ада Шкодина, соратница Ариадны по концлагерям,  сумела утаить ряд Цветаевских предметов и рукописей Ариадны от ЦГАЛИ. Ада передала их в 1978 г.   в  ГЛМ, согласно завещанию Ариадны. Благодаря А.Шкодиной, в ГЛМ сохранилась уникальная, любимая икона Цветаевой, которую взяла с собой Марина в 1922 году в эмиграцию. История нашего поиска и явления иконы описана нами в материалах к костру 2009 года.

   Осенью 1986 года вышла в свет первая в СССР книга о Марине Цветаевой, автор А.Саакянц, «Страницы жизни и творчества Марины Цветаевой. 1910 - 1922».

 Книга вызвала огромный интерес и резонанс стране и мире. Однако, были и завистники, пытавшиеся нивелировать значимость первой серьезной монографии о Марине Цветаевой. В начале 1987 г. в журнале «Звезда», №8 появилось пространное критическое письмо на книгу, подписанное  92-х летней Анастасией Цветаевой.  Кто готовил это негативное письмо - осталось неизвестным.  После этой акции появились резкие послания в адрес Анны Саакянц.

 Копию одного из своих писем – ответов  А. Саакянц послала в Ереван к Наташе Гончар:

   Уважаемый Сергей Романович!

 Отвечаю Вам прямо и искренне, как Вы мне написали.  Ваши слова: «Причастность моего имени к этой скандальной истории мне неприятна» говорит о вашей несомненной порядочности…

Суета, которую организовали через «Звезду», - презренна стократ, и Анастасии Ивановне не стоило умалять свой авторитет – авторитет сестры великого поэта и писательницы – тем, что она, уступив злому напору, позволила включить в свой отзыв на первую книгу в России о Марине Цветаевой посторонние голоса.

 Их обладатели – она этого не поняла – спрятались за ее спиной, тем самым, несомненно, навредив ей. Мое отношение к М.Ц. не изменилось.

 Она для меня – незыблемо – великий, гениальный поэт. …Ох уж эти жужжатели вокруг престарелой Анастасии Ивановны, сокращающие ей последние годы жизни; наконец, эти злопыхатели ( на самом деле – завистники!) шипящие на мою книгу, однако почему-то бессильные возразить ей с фактами в руках, с мыслями в мозгах…  Со временем ( возраст имеет огромное значение) Вы сможете более зрело прочитать мою книгу.

                                                              Всего Вам самого доброго. А. Саакянц.

                                                                                                                      Ноябрь 1987 г.

     …Сдвинулась с мертвой точки моя книжка…И еще спешу сделать одну публикацию: письма ко мне К.Б. Родзевича.  Ему в ноябре будет 100 лет, и его больше всех любила МЦ.

                                                                                                                 11.07.95 г.

 …Не видимся мы с тобой, не разговариваем, но мысленно я всегда рядом, потому что постоянно о тебе думаю. Видно, нам посланы эти испытания, эти страдания.…У меня в машинке заложены листки бумаги, предназначенные для мемуаров под названием «Юмор Ариадны»… Книга моя о МЦ еще в корректуре: очень медленно все движется. Выйдет ли она – неизвестно…  3.01.96 г.

 16 сентября в Болшеве будут очередные торжества ( конференция на тему МЦ), - м.б. покажу хотя бы «муляж» своей книги; она будет называться «Жизнь Марины Цветаевой. Бессмертная птица – Феникс».      Октябрь 2000 г.

  Анна Саакянц умерла 28 января 2002 за 42 дня до своего 70-летия, в год Юбилея 110-летия Марины Цветаевой.    Отпевали Анну Саакянц в московском храме св. Екатерины.

     В некрологе на смерть Анны Александровны ее друзья написали:

   Анна Александровна, как никто другой, могла ясным, четким и классическим русским словом объяснить сложнейшие духовные и литературные тайны Цветаевского творчества. Книга Анны Саакянц «Марина Цветаева: Жизнь и творчество» стала не только эпохой в изучении цветаевского наследия, но и всего отечественного литературоведения. Бесконечно изучая и погружаясь в поэзию Марины Цветаевой, мы неизменно будем обращаться к книгам Анны Саакянц - блистательного птенца «бессмертной птицы Феникс», как к лучу света в лабиринтах Цветаевских откровений и тайн.

      

                                                                                                                               Подготовил Б. Мансуров

⇐ Вернутся назад