«Если душа родилась крылатой...»

Игорь КУЛАГИН-ШУЙСКИЙ КОСТРЫ ПОЭТОВ

Игорь Кулагин-Шуйский

 

Марины Слово в дальние края
От берега Оки уносит Пламя!!!!!!!!
Друзья мои! Мне радостно, что я 
Был на Кострах Цветаевских, был с вами!

С неизменным теплом, Игорь Кулагин-Шуйский

 

Игорь КУЛАГИН-ШУЙСКИЙ

КОСТРЫ ПОЭТОВ

 

Вот и отпылали юбилейные  Костры Поэтов  Серебряного века с мировыми именами, костры Марины Цветаевой(1892-1941гг.) и Константина Бальмóнта (1867-1942гг.), озарившиесветом Красоты, Доброты и Любвине только Россию, но и всю Планету!
Первый поэтический Костёр зажегся в 1985 году в Тарусе, на берегу Оки, под крутым склоном, на вершине которого некогда стояла дача "Песочное". На этой Даче провели своё счастливое детство Марина и Анастасия Цветаевы.

Костёр получил название – ЦВЕТАЕВСКИЙ!
От ЦВЕТАЕВСКОГО КОСТРА зажегся и БАЛЬМОНТОВСКИЙ КОСТЁР!

Поэты стоят сегодня рядом совершенно не случайно – рядом были они и при жизни:их связывало не только поэтическое Слово, но и древняя Шуйская земля, в глубь которой уходят их родовые корни.
На Шуйской земле, в селе Дроздово, познакомились, подружились и духовно породнились их деды: настоятель храма Воскресения Христова, Отец Владимир (Владимир Васильевич Цветаев) и отставной штабс-капитан, Константин Иванович Бальмонт.

Хитро и удивительно сплетает жизни Бог!

 

*  *  *
Ах, если б знали, ведали
Владимир - Константин,
Что внуки их Поэтами
Свой будут крест нести
И будут так же дружными...
Знать дрозовский замес
Взял главное и нужное
По благости небес!

 

О дружбе Поэтов красноречиво говорит и знаменитое цветаевское"Слово о Бальмонте", которое Марина Цветаева озвучила в 1936 году в Париже.

Сегодня всё больше и больше людей интересуется судьбой Поэтов, вдохновляется их Творчеством! И я не исключение:

 Цонстантин  Б...

 *   *   *

Я, как поэт-бальмонтовед,
Отринувший сомненья,
Скажу одно лишь:

- Смерти нет, -
Есть Бог и Провиденье!

Порукой мне БальмОнт живой
И Солнечная пряжа...
В стихии этой огневой
Запламенеет каждый.

Костёр и пламя – благодать
Ниспосланная небом,
Чтоб СЛОВОМ души зажигать,
В быль превращая небыль.

Огни костров – Поэтов свет
Сквозь праздники и будни!
Скажу одно лишь:
- Смерти нет!
И никогда не будет!

  

 Рисунок И. Ку...

 

ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР В ТАРУСЕ

 

 *   *   *
Горят рябины!
И Марины сердце
Пылает жарким пламенем костров,
Чтоб душам нашим вновь и вновь согреться
От теплоты её волшебных слов.
Они от Иоана Богослова
Явились и звучат из уст в уста...
Цветаевским планета дышит Словом!
И в Слове том – Любовь и Красота!

 

ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ АВГУСТА
            «Настанет день, печальный говорят…»

М.Цветаева

Всё было так – на краешке  стола
Свеча горела, тени были длинны...
Часы пробили девять, и вошла
Неслышно в комнату волшебница Марина!

Печальный день.
- Да как же? Почему? -
Ненужные вопросы и пустые.
Она сама перешагнула тьму,
Огнём рябины озарив Россию.

И, задыхаясь в шелесте страниц,
Где за прощаньем следует прощенье,
Я снова вижу всполохи зарниц;
Я снова слышу жаворонка пенье…

Горит свеча на краешке стола.
Уходит грусть в оттенки фиолета.
Она искала...
Но Она нашла
Бессмертие великого Поэта!

 


ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР В БОЛШЕВО                

 

*    *    *

В аллеях Болшевского сквера,

Где сосны – ввысь,

Живут Любовь, Надежда, Вера

И помнит Жизнь

Шаги Цветаевой Марины…

- Зайди взглянуть…

Камнями здесь её недлинный

Отмечен путь.

Из Талиц вот, вот из Тарусы…

Здесь всё сошлось.

Костёр горит…

Тревожно, грустно,

Но и светло!

 

 

ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР В ЧЕРНОГОЛОВКЕ

 

ПЕРВЫЙ
ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР
В  НАУКО-ГРАДЕ ЧЕРНОГОЛОВКЕ


Падают листья и кисти рябины горят.
Близится, близится памятный день октября.
Вот уже слышится блáговест колоколов –
Это Марину зовёт Иоан Богослов.
         припев:
   Как же нам близкú, милая Марина,
   И твои стихи, и твоя рябина.
   В озеро глядят сосны с облаками.
   Ты не уходи – будь подольше с нами.

В Черноголовке живут академики РАН.
В Граде же нашем не только Науки туман, -
Духом сосновым пропитаны солнца лучи,
Вьются стрижи здесь и Слово Марины звучит.
         припев:

В Черноголовке случаются и чудеса:
Если с Песчаной Горы заглянуть за леса –
Можно увидеть Тарусу и берег Оки –
Там и Песочное, там и Костёр у реки.
   припев:
 
Как и в Тарусе костёр загорелся у нас.
Как и в Тарусе восторг и сияние глаз.
Искры летят пусть…

И пусть пролетают года.
Мы не прощаемся – вместе мы все навсегда!


     припев:
     Как же нам близки, милая Марина,
     И твои стихи, и твоя рябина.
     В озеро глядят сосны с облаками.
     Ты не уходи – будь подольше с нами.

 

БАЛЬМОНТОВСКИЙ КОСТЁР В ШУЕ

 

   *   *   *
Костры Поэтов родом из Тарусы –
Там, где Песочное на берегу Оки!
Там, где Марина из рябины бусы
Носила и не ведала тоски.

И вот уже в рябиновой России,
Там, где Марина оставляла след,
Костры запламенели – и какие!– 
По всей России виден этот Свет!

От искр Цветаевских, нисколько не ревнуя,
Над Тезою рекой с недавних пор
В любимой мною тороватой Шуе 
Зажегся и БальмОнтовский костёр!

 

СОЗВУЧИЯ

 

Шелестели страницы певучие.

Разлетались по ветру созвучия.

Слушал Сад Городской

По-над Тезой рекой

И берёза вздыхала плакучая.

 

Песня песен Поэта фамилия:

Или «О» зазвучит громко, или «А»…

А Поэт сам какой! –

Бесконечно родной,

Весь он искренних чувств изобилие.

 

Для поэзии нет расстояния.

У поэзии нет увядания.

Льётся свет лунный с крыш…

Шуя – тот же Париж!

Или нет –

Шуя –

центр мироздания!

Шелестели страницы певучие.

Разлетались по ветру созвучия.

Слушал Сад Городской

По-над Тезой рекой

И берёза вздыхала плакучая.

 

*  *  *

Всех поэтов Таруса манила к себе

И влюбляла, и

 благодарила!

Вряд ли есть где поэт без Тарусы в судьбе,

Без её вдохновляющей силы!

 

ВЕЧЕР В ТАРУСЕ

 

А вечер в Тарусе
Был истинно русским,
С радушием шуйским
И шуйским вином.
Здесь окские дали
Марину питали,
И не забывал их
Влюблённый Бальмо́нт!

Припев:

Тарусские дали
Томили и звали...
Они увлекали
И брали с собой...
В серебряных блёстках
С крутого откоса
Спускается к плёсу
Туман голубой.

 

Здесь над перекатной
Таруской когда-то
Баллады Булата
Звучали не раз.
И сам Паустовский,
Дымя папиросой,
В беседке неброской
Их чувствовал власть.

Припев:

 

Вот Белла свечою
Стоит над Окою –
Над чудной рекою
Встречает восход.
Поэт Заболоцкий
В любви признаётся,
И сердце сдаётся,
И сердце поёт:

Припев:

 

А вечер в Тарусе       
Был истинно русским,
С радушием шуйским
И шуйским вином.
Тарусские дали
Марину питали,
И не забывал их
Влюблённый Бальмо́нт!

 

ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР В ДУБРОВИЦАХ

 

*   *   *

На стрелке рек Пахры с Десной
Среди дубрав под небосклоном
Храм – белокаменный, резной –
Стоит и смотрит непреклонно
Из глубины седых времён..
Когда-то здесь сам Пётр Великий
Мечтой был воодушевлён –
С надеждой клал земной поклон
И припадал к святому лику... 

Немало утекло воды...
Грехов совершено немало...
Но души наши не пусты –
Мы возвращаемся к началу
Непозабывшихся начал –
Непозабывшемуся Слову!
Благословен, кто Слово дал!
Благословен, кто Слову внял,
Кто плотью стал Его и кровью!

 22.10.2017г

Витенево